Понедельник, 20.11.2017, 10:36
Приветствую Вас Гость | RSS

Князья Вяземские на Липецкой земле

КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ 1917-1918. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ 1917- 1918.

ДОКУМЕНТЫ и МАТЕРИАЛЫ  - М.: РОССПЭН. – 2003. – 408 с.

 

 

Стр.11

 

До мая 1917 г. крестьянские выступления в губернии сводились в основном к тому, чтобы затруднить и остановить работу в экономиях: снятие сельскохозяйственных рабочих и военнопленных, арест, избиение, изгнание помещиков, управляющих. Эти крестьянские меры прямо не вели к преобразованию земельных отношений, но серьезно дестабилизировали положение в имениях. Отмечались и случаи самовольной запашки барской земли, захватов скота, инвентаря, земель в аренду, но не разгромов. Политических выступлений практически не было — крестьяне еще верили Временному правительству. В Тамбовской губернии за лето 1917 г. было зафиксировано 358 крестьянских выступлений, из которых 144 приходилось на июнь. Для выступлений этого периода характерен рост числа отдельных экономических санкций против землевладельцев: снятие урожая, захваты продовольствия и фуража, порубки, потравы хлебов и лугов. Росло число организованных крестьянских выступлений: если в марте — мае они составляли 41,6%, то в июне — августе — 57,5%. Выступления по-прежнему носили довольно мирный характер, почти полностью отсутствовал в них политический фактор. Все же постепенно столкновения в деревне принимали более ожесточенный характер: 26 июля в имение Шатилова в Лебедянском уезде была выслана команда в 30 человек, через неделю туда же власти дополнительно направили еще 15 человек (см. док. №№ 147, 150). Вооруженная охрана 30 июля потребовалась в имении Сабурова Козловского уезда (см. док. № 152). К концу августа губернский комиссар был буквально завален требованиями из уездов о присылке войск. В августе усилились захватные настроения, начались разгромы помещичьих хозяйств. 5 августа было разгромлено имение Мичурина в Елатомском уезде (см. док. № 130). 23 августа начался разгром в имении Лотарево Усманского предводителя дворянства князя Б.Л. Вяземского (кстати, одном из наиболее «образцовых» в России), закончившийся жестоким самосудом толпы крестьян и солдат над землевладельцем на станции Грязи. Нависла угроза погрома и соседнего имения помещика Вельяминова (см. док. №№ 178—179). В тот же период обострились и внутрикрестьянские отношения. Сельские общества начали распределять между собой земли хуторян и отрубников (см. док. №№ 148, 154, 209, 211).

 

 

Стр. 53

 

№ 57

Регест

Телеграмма Усманского уездного комиссара Охотникова губернскому комиссару о сложении с себя обязанностей уездного комиссара и о передаче должности своим помощникам Русанову и Ломину до избрания нового комиссара 3 мая 1917 г. 

Уездный комиссар Охотников

ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 70. Телеграфный бланк.

 

 

Стр. 73

 

№ 108

Регест

Телеграмма заместителя министра внутренних дел Урусова  из Петрограда губернскому комиссару о жалобе землевладелицы Усманского уезда Вельяминовой на требование продовольственного комитета сдать имение в его ведение, что может привести к гибели племенного скота и конного завода 12 июня 1917 г.

Заместитель министра внутренних дел Урусов

ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 114. Отпуск.

 

 

Стр. 76

 

№ 114

Телеграмма Усманского уездного комиссара Русанова губернскому комиссару о командировании в уезд 15 конных солдат в связи с бесчинствами местного населения в Приусманском и Куликовском лестничествах 19 июня 1917 г.

В лесах Приусманского и Куликовского лесничества местным населением творятся безобразия — производится порубка, самовольная пастьба скота, уничтожаются молодые посадки. Экстренным заседанием комиссариата признано необходимым организовать военную охрану лесов в числе не менее 15 человек, оба лесничества обратятся с просьбой1* — не можете ли командировать в уезд 15 конных солдат тамбовского гарнизона, содержание патрулей принимается за счет местных источников.

Уездный комиссар Русанов

ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 121. Телеграфный бланк.

1* Так в документе.

 

 

Стр. 105

 

№ 145

Сообщение товарища председателя губернского земельного комитета В. Гроздова в губернский комитет партии социалистов-революционеров о принадлежности к этой и другим партиям служащих Усманской уездной земельной управы 28 июля 1917 г.

Имеем честь сообщить Вам, по Вашей просьбе, что по полученным нами сообщениям, в составе Усманской уездной земельной управы принадлежит к партии председатель Николай Иванович Комяков; по убеждениям социалисты-революционеры: товарищ председателя Ефим Прокофьевич Малахов и исполняющий обязанности секретаря Михаил Матвеевич Никулин, а член управы Г.Б. Баскаков принадлежит к крестьянскому союзу.

За председателя В. Гроздов

За секретаря Ф. Чернышев

ГАТО. Ф. Р. - 946. Оп. 1. Д. 22 а. Л. 32. Отпуск.

 

 

Стр. 119-130

 

№ 161

Из протокола заседания Тамбовского губернского земельного комитета1* от 7—9 августа 1917 г. — об образования земельных комитетов и их функциях 7—9 августа 1917 г.

Заседание 7-го августа.

Председатель собрания Н.Н. Бобынин, секретарь Косско-Судакевич.

….

За отсутствием делегата от Усманского уезда сообщение дает Толстых — член губернской земельной управы.

Земельные комитеты сорганизованы во всех волостях. Работа их идет пока слабо. Большой недостаток средств. Для пополнения бюджета введено самообложение по 50 коп. от арендной десятины с арендатора и 50 коп. с владельца.

Отношение между земельными и продовольственными комитетами недоброжелательное. Никакой тенденции к разрушению культурных хозяйств нет. Крестьяне признают необходимость сохранить в целости культурные имения с оборудованием их, передав под наблюдение агрономов. Так сохранено имение кн. Вяземского.

Арендная плата установлена от 14 до 23 руб. за десятину. Заработная плата: 8 руб. мужчине на своем продовольствии и 5 руб. женщине на тех же условиях. Волостным земельным комитетам предоставлено право изменять эти цены. Спекуляций с землей нет.

Захваты есть, под влиянием большевиков. Так, например, в имении Вельяминовой крестьяне начали делить землю, но впоследствии отказались от своего намерения.

Большое влияние на крестьян оказывает Совет солдатских и рабочих депутатов.

Скляднев просит выяснить отношение крестьян с. Девицы к городскому лесу. Сел Полозова и Песковатки к казенному лесу.

Толстых: Город плохо ведет свое лесное хозяйство, дровами пользуются только богатые, беднейшее население нуждается в топливе. Так что наблюдается самовольная порубка леса. К казенному лесу крестьяне относятся как к государственной собственности. Есть исключения и самочинные действия отдельных лиц. Были случаи столкновения с лесной стражей казенного леса на почве пастьбы скота по посадкам. Постановлено: оштрафовать за потраву посадок от 50 коп. до 2 руб. Охранять леса совместно с лесной стражей.

Балашев: Вся ли лесная администрация отвечает за потраву?

Толстых: Постановлено увольнять только виновного.

 

 

Стр.164-165

 

№ 178

Телеграмма Усманского уездного комиссара Русанова губернскому комиссару об аресте крестьянами окрестных сел князя Вяземского и об убийстве его на ст. Грязи, о погроме имения Вельяминовых, о недостаточности воинской силы в уезде

24 августа 1917 г.

Экстренно.

Вчера утром по набату в имении Вяземского собрались крестьяне окрестных сел. Толпа в 5000 арестовала Вяземского.

Вечером выехал помощник с 20 солдатами. Стоявший у Вяземского ранее патруль дезорганизован. Сегодня утром помощник донес, что толпа отказалась освободить Вяземского, в дальнейшим согласившись освободить с условием немедленной отправки на фронт, под давлением, угрозами толпы, угрожавшей помощнику, последний вынужден был согласиться. Сегодня Вяземский был отправлен под конвоем милиционеров и выборных толпы. Ввиду начавшегося сегодня утром грабежа имения, предвидя опасность отправления Вяземского в путь, я лично выехал экстренно с 40 солдатами, начальником милиции через Грязи. За несколько минут до моего прибытия оказалось, что на станции Грязи Вяземский был подвергнут жестокому самосуду толпы, солдат проезжавшего эшелона, вследствие которого и местной толпы был зверски замучен и убит. Получены сведения, что среди крестьян ведется агитация против меня, и что вечером сегодня начался погром имения Вельяминовых, отряд солдат с начальником милиции отправил в имение Вяземского. Сейчас сам вернулся в Усмань. По телефону получил донесение, что конный отряд драгун не достаточен. Прошу срочно выслать не менее 200 надежных конных солдат, желательно казаков 100 на место происшествия и 100 в город Усмань. Командировать председателей совета, комиссариата. Прокурору сообщено телеграфно, ввиду создавшегося положения в уезде и невозможности для меня нести обязанности комиссара вследствие избрания меня председателем комиссии по выборам, прошу уволить меня в отставку. На 27-е созываю исполни­тельный комитет, которому заявлю о необходимости выбора комиссара. Войска высылайте экстренно.

Комиссар Русанов

ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 152-154. Телеграфный бланк.

 

 

№ 179

Телеграмма председателя Усманской уездной земской управы Охотникова и товарища председателя уездного исполнительного комитета Романовского губернскому комиссару о присылке в уезд вооруженных сил в связи с арестом и отправкой на фронт князя Вяземского, разграблением имения Лотарево

24 августа 1917 г.

Вяземский вывезен солдатами местных сел куда-то через Грязи на фронт, княгиня арестована в селе Коробовке в качестве заложницы, сильно больна. Лотарево разграблено, приступают к соседнему имению Вельяминовых. Комиссар Русанов выехал два часа тому назад на место с 50 солдатами, не внушающими никакого доверия. Против него там сильное раздражение. Лотаревский патруль в 30 человек обезоружен и перешел на сторону крестьян. Необходимы серьезные ответственные вооруженные силы и немедленно.

Председатель управы Охотников

Товарищ председателя исполнительного комитета Романовский

ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 154-155. Телеграфный бланк.

 

 

Стр. 168

 

№ 184

Телеграмма командира патрульного отряда в имении Лотарево Усманского уезда Попова председателю губернского продовольственного комитета Бобынину о высылке инструкций о дальнейших действиях отряда в связи с убийством князя Вяземского

25 августа 1917 г.

Вчера добились только того, чтобы князь был отправлен немедленно на фронт под конвоем с уполномоченным сходом. Благополучно выехали под наблюдением прапорщика Петрова. В Грязях толпа убила князя. Княгиню отдали на мое усмотрение. Ночью отправил благополучно. Пока нахожусь в Лотареве. Прибыли ваши солдаты и члены Совета. Вид войск приводит крестьян в возбуждение. Сейчас бьют набат, бегут к Вельяминову. Еду туда. У меня спокойно. Жду инструкций телеграфом в Лотарево.

Попов

Правитель канцелярии Милюкин

ГАТО. Ф. 1058. Оп. 1. Д. 24. Л. 158. Заверенная копия.

 

 

Стр. 171-174

 

№ 188

Из протокола заседания Усманского уездного исполнительного комитета от 28 августа 1917 г. — об аграрных беспорядках в уезде, о неавторитетности у населения земельного и продовольственного комитетов, об отношении к политике Временного правительства

29 августа 1917 г.

Заседание открыто в 11 час. 30 мин. дня.

Заместитель уездного комиссара Бржозовский, подсчитав явившихся членов комитета, ставит на баллотировку вопрос, — правомочно ли заседание при наличности явившихся 33 человек — членов комитета. Вопрос единогласно решен в положительном смысле.

Допущены к участию в заседании 3 депутата, вновь избранные от полкового комитета 212-го полка и член Тамбовского совета рабочих и солдатских депутатов Янченко.

По предложению некоторых членов комитета решено рассматривать в первую очередь вопрос о происшедших в уезде беспорядках.

Заслушан доклад о последних событиях, представленный комиссариатом собранию представителей общественных организаций 25-го августа.

Заслушаны доклады о тех же событиях помощника комиссара Бржозовского, инструктора продовольственной управы Попова и члена той же управы Милютина.

Кроме изложения хода событий, совпадающего в главных чертах с прочитанным ранее докладом, Бржозовский и Милютин заявили, что ими, при поездке на место обсуждаемых событий, обнаружено определенное отношение со стороны граждан некоторых селений по отношению к уездному комиссару Русанову. Бржозовский полагает, что такое отношение к Русанову является следствием агитаций каких то неизвестных лиц.

Попов сообщает, что имения князя Вяземского и Вельяминовой объявлены, для успокоения населения, государственной собственностью и взяты в ведение земельного и продовольственного комитетов. Попов просит членов Комитета — представителей сельского населения обратиться на местах с призывом соблюдать полное спокойствие в отношении земельных реформ.

Бржозовский сообщает, что волнения распространяются и на другие части уезда. Им получены сведения о беспорядках, начавшихся в имениях Бородина и Шанина. Докладывается поступившая из Плавицы телеграмма о происходящих там незаконных арестах землевладельцев. Бржозовский указывает также на ходящие в народе смутные слухи о готовящихся выступлениях темных масс, о проскрипционных списках и т.п. и указывает на необходимость принятия решительных мер против начинающихся беспорядков и анархий — иначе местные органы не будут в состоянии выполнить лежащих на них общественных задач по продовольствию.

Некоторые члены комитета указали в своих речах на неправильные действия некоторых волостных продовольственных комитетов.

Попов дает разъяснения по затронутым вопросам и указывает порядок реквизиции хлеба установлен следующий — прежде всего хлеб реквизируется у крупных землевладельцев, затем у средних, и, наконец, у мелких.

Хомаков и Попов предлагают выработанные ими резолюции по вопросу о происшедших в уезде беспорядках.

Богодаров говорит, что при поездках по уезду он вынес впечатление, что в настоящее время всякие резолюции совершенно бесплодны, а нужны какие-либо более действенные меры.

Снова затрагивается вопрос о причинах происходящих волнений. Некоторые ораторы находят, что одною из этих причин является недавно образовавшийся союз земельных собственников уезда.

Хомаков говорит о наличии темных сил, вносящих разруху.

Бржозовский свой доклад дополнил указанием на то, что в течение 23-го и 24-го августа ему пришлось убедиться в том, что в районе сел, принимавших участие в беспорядках: Княжей-Байгоры, Коробово, Подворки, Дебрях и Демшинка население настроено против комиссара Русанова за то, что он якобы, во 1-х, присылал до сего времени патрули для охраны Вяземского и, во 2-х, что он вообще препятствовал деятельности уездного земельного комитета, направленной к удовлетворению интересов крестьян, что, несмотря на то, что он разъяснял даже населению, что все патрули были посланы не комиссаром, а по требованию продовольственного комитета для охраны не лично одного Вяземского, а для охраны имений его и Вельяминовых, взятых во владение под контроль продовольственным и земельным комитетами, что ни одно постановление земельного комитета Русановым отменено не было, все-таки предубежденность эта явно оставалась непоколебимой.

Бржозовский видит в этом результат агитации отдельных лиц и некоторых неудачных распоряжений самого земельного комитета.

Причины беспорядков он усматривает главным образом в том, что продовольственный и земельный комитеты, взяв в свое ведение имение Вяземского и Вельяминова по требованию министерства земледелия, заведовали ими лишь номинально, особенно земельный комитет, который ничем не проявил своей деятельности в области этого заведования, кроме одного случая, когда им было предоставлено из имения 200 десятин для деревни Дебрей без уведомления об этом конторы имения, жившего там эмиссара комитетов и без согласия продовольственного комитета, не указав даже, какая земля и где подлежит отчуждению в их пользу, в результате чего крестьяне сами не знали, как им поступить, и в дело заведования имением была внесена излишняя путанность и недоразумение.

Исполатов заявляет, что Церетели и Чернов ушли из министерства и вряд ли что можно ожидать от правительства.

Председатель указывает, что Церетели ушел уже давно, а относительно ухода Чернова в настоящее время пока никаких официальных данных не имеется.

Исполатов находит, что происходящие неорганизованные выступления объясняются остановкой в ходе организованной революции.

По мнению оратора, политика Временного правительства временами реакционна.

Председатель останавливает оратора, указывая на недопустимость подобной характеристики Временного правительства, которому исполнительный комитет вполне доверяет и распоряжениям которого подчиняется.

Романовский и Хомаков протестуют против брошенного Исполатовым обвинения правительства в реакционности, указывая, что правительство поддерживается, и ему доверяют центральные Советы солдатских, рабочих и крестьянских депутатов и что в настоящее тяжелое время, переживаемое родиной, долг гражданина — призывать всех к объединению вокруг Временного правительства, как правительства спасения родины и революции.

Сухин находит, что причины волнения и беспорядков лежат не только в населении, но и в деятельности некоторых организаций, в частности земельный комитет — причина земельных беспорядков. Оратор хочет далее указать на примеры незаконных действий некоторых организаций, но лишается председателем слова.

Попов читает предлагаемую им резолюцию по вопросу о происшедших в уезде волнениях. Для разработки резолюции избирается комиссия в составе: Попова, Дубнякова, Никифорова, Талицких и Рубцова.

Хомаков предлагает вопрос о мерах к успокоению населения и предупреждению дальнейших беспорядков обсудить на соединенном заседании уездного исполнительного комитета, президиумов: Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, полкового комитета, земельного и продовольственного комитетов, земской и городской управы, командира 212-го полка, воинского начальника и начальника милиции.

Баллотировкой единогласно решается созвать объединенное заседание указанных организаций и лиц в 7 часов вечера в здание городской управы.

Читается заявление комиссара Русанова (прилагаемое при сем)1* об уходе его в отставку по мотивам, указанным в его заявлении.

Председатель Бржозовский разъясняет порядок назначения комиссара и предлагает наметить записками лиц для баллотировки в кандидаты на должность уездного комиссара.

В это время из редакции «Усманской газеты» приносят телеграмму министра — председателя Керенского о выступлении генерала Корнилова.

Хомаков призывает к сплоченности и готовности дать отпор контрреволюции.

По предложению Попова обсуждение полученных известий перенесено на соединенное заседание организаций.

Помощник комиссара Бржозовский, указав на наличность ведущейся против него и Русанова агитации, выражающейся, между прочим, в помещении в «Усманской газете» несоответствующего действительности письма Исполатова по поводу убийства кн. Вяземского, заявляет об оставлении им должности помощника уездного комиссара.

Произведен подсчет поданных записок по выборам кандидата в комиссары. Намеченными оказались:

Исполатов — 26 записок.

Ламин — 10 записок.

Русанов — 4 записки.

Бржозовский — 2 записки.

Из намеченных лиц баллотировался в кандидаты на должность уездного комиссара отсутствующий Исполатов, о согласии которого сообщено некоторыми членами комитета и получил 26 избирательных и 19 неизбирательных записок и шаров. Ламин отсутствовал и согласия на баллотировку не было. Бржозовский от баллотировки отказался. Кандидатура Русанова снята ввиду его заявления.

Выработанная комиссией резолюция о происшедших в уезде беспорядках снимается по предложению Попова, ввиду того, что все происшедшее не более как мелочь по сравнению с надвигающимися грозными событиями.

Объявлен перерыв до 7 часов вечера.

 

Вечером состоялось совместное заседание исполнительного комитета и других организаций.

Председатель М. Бржозовский

Секретарь собрания В. Серговский

 

Особое мнение

Протокол составлен явно тенденциозно. Речи некоторых ораторов, имеющих значение, опущены, некоторые извращены. Перед помещениями в протокол речи не предъявлялись для редактирования оратором, в частности, мне с ясной целью заявить о моей неблагонадежности, например, слово «реакционна» сочтено нужным изобразить крупным шрифтом.

Протокол не был предъявлен собранию для подписки. Копия протокола отослана уволенным со службы Романовским с подписью только Бржозовского и Серговского. Не помещено в протокол, что Романовским было предложено выразить одобрение Русанову, что собранием было отклонено. Выражения: «вряд ли что можно ожидать от правительства» или «политика Временного правительства временами реакционна» я не употреблял.

Уездный комиссар правительства Исполатов

 

К написанному особому мнению присоединяемся: член уездного исполнительного комитета Е. Малахов, член уездного исполнительного комитета учитель Федор Курганников, Никанор Пуганцов,