Пятница, 14.12.2018, 22:46
Приветствую Вас Гость | RSS

Князья Вяземские на Липецкой земле

Александр Егорович

 
Князь Александр Егорович Вяземский родился 04.06.1809. Семейная родословная, которую он составил, стала официальной после её регистрации 09.12.1827 сначала во Владимирском губернском дворянском Собрании, а затем в департаменте герольдии правительствующего Сената. Из бумаг его младшего брата Дмитрия (1813-50) следует другая последовательность предков. Их внук Борис Леонидович (1883-1917) пытался разобраться в противоречиях, но не успел…

 

А.Е.Вяземский служил в лейб-гвардии Гусарском полку. В списках офицеров полка на 1830 год из «Адрес-календаря и месяцеслова Российской империи» его нет, но в списках 1832 года - он уже корнет и имеет медаль за Турецкую войну, такая же запись за 1839 год. В списках полка на декабрь 1840 года он показан поручиком, но наград у него не прибавилось. Одновременно с А.Е.Вяземским в полку служили его дальние родственники (8-9 поколений назад у них был общий предок из «третьей линии второй ветви князей Вяземских»), братья: Александр Сергеевич (1806-67) и Николай Сергеевич Вяземские (1814-81) - их военная карьера шла значительно быстрее и успешнее, – а также Михаил Юрьевич Лермонтов (1814-41).

 

У М.Ю.Лермонтова есть акварель, написанная в 1835 году, которая если и размещается в его сборниках сочинений, то подписывается просто «Бивуак лейб-гвардии Гусарского полка под Красным Селом».
 
 
 
М.Ю.Лермонтов. «Бивуак лейб-гвардии Гусарского полка под Красным Селом». В «Лермонтовской энциклопедии» от 1981 года сообщается, что эта акварель хранилась до 1879 года у князя Н.С.Вяземского
 
И только в книге 1980 года «Лермонтов: картины, акварели, рисунки» сообщается, что на медной дощечке, прикреплённой к старинной раме, поименно перечислены одиннадцать человек, живописно расположенные на переднем плане акварели: «1. Корнет Николай Сергеевич Вяземский лежит. 2. Ротмистр Григорий Витт с вахмистром Докучаевым вдали. 3. Штабс-ротмистр Александр Григорьевич Ломоносов сидит на ковре. 4. Ротмистр Иван Иванович Ершов стоит слева, руки позади. 5. Посланник в Бразилии Сергей Григорьевич Ломоносов. 6. Поручик Яковлев, сложа руки на груди. 7. Флигель-адъютант ротмистр Ираклий Абрамович Баратынский. 8. Корнет князь Витгенштейн, с трубкой в руке. 9. Корнет князь Александр Егорович Вяземский, рассказывающий полковнику князю Дмитрию Алексеевичу Щербатову, который сидит на складном стуле, о похищении из Императорского Театрального училища воспитанницы, танцовщицы, девицы Кох».
Похищение, вернее романтический побег, о котором рассказывает А.Е.Вяземский, в своё время занимало весь Петербург. В книге О.Г.Ковалик «Повседневная жизнь балерин русского Императорского театра» этому похищению отведён целый параграф, излагаются разные версии похищения, цитируется следственное дело. Князь А.Е.Вяземский был влюблён в красавицу Софью Кох... Нанял квартиру, имевшую общую стену с училищем, начал разбирать кладку, чтобы видеться с ней... В мае 1835 года Софью привлекли к участию в спектакле, где император Николай I обратил на неё похотливое внимание. А.Е.Вяземский уговорил мать Софьи забрать дочь из училища, обещал компенсировать расходы школы, но директор отказал. Софья же написала князю о желании сбежать из училища. Побег состоялся 29 июня 1835 года.
Весь Петербург распевал куплеты:
Мне рассказывал квартальный,
Как из школы театральной
убежала Кох.
В это время без Кохицы
Все за ужином девицы
Кушали горох.
Но все, сколько ни гадали,
От прислуг одно узнали
Под конец угроз, —
То же, что сказал квартальный:
"Кох из школы театральной
Вяземский увёз..."
Император Николай I был разгневан, повелел «истребовать от князя Вяземского девицу Кох», «отправить её за караулом» к директору Императорских театров, «если же князь Вяземский будет запираться в сокрытии её, Кох, то арестуйте его и прикажите содержать под арестом впредь до повеления».
Девушку А.Е.Вяземский переправил в Данию, посадив в Кронштадте на иностранный корабль. Наверное, именно эта ситуация – спряталась заграницей - в художественной форме отражена на знаменитом «коллективном портрете николаевской эпохи» - картине Г.Г.Чернецова «Парад на Царицыном лугу». Софья Кох выглядывает «из заграницы»: из-под рамы в правом нижнем углу, она и есть, и её нет.
 
 
Правый нижний угол картины Г.Г.Чернецова. Частично видно лицо Софьи Кох, все 223 портрета картины пронумерованы и подписаны автором, номер Кох – 218-й
 
 
 
Григорий Григорьевич Чернецов.«Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге», 1832-37. На картине, в частности, изображены: А.С.Пушкин, И.А.Крылов, В.А.Жуковский, Денис Давыдов, Карл Брюлов, М.М.Сперанский
 
В декабре 1840 года состоялось обручение будущего императора Александра II с принцессой Баварской, по этому случаю Николай I подарил им эту картину Г.Г.Чернецова, а также объявил амнистию. Кох «подошла под манифест» и весной 1841 года вернулась в Россию, а в феврале 1843 года получила свидетельство «о непринадлежности к ведомству дирекции театров».
А.Е.Вяземскому же долгое время пришлось сидеть на гауптвахте, а затем Николай Павлович повелел: «Вменив суд в наказание, перевесть в армию тем же чином». В списках Гусарского полка он ещё значился на ноябрь 1836 года, а в списках 1837 года его уже нет, но, по крайней мере, к ноябрю 1839 года князь А.Е.Вяземский вернулся в лейб-гвардии Гусарский полк.
 
 

 

В бумагах князя Дмитрия Егоровича Вяземского брат упоминается как штабс-ротмистр, об этом же свидетельствуют и документы Главного выкупного учреждения министерства финансов, созданного после 1861 года. В документах этого ведомства, относящихся к 1870-72 годам (РГИА, фонд 577, оп. 5, д. 932), имеется собственноручное письменное обращение Александра Егоровича в связи с выкупом крестьянами деревень Крапивново, Яманово и Сидорино Берёзовской волости Ковровского уезда Владимирской губернии земельных наделов из неразделённого с племянниками Леонидом и Лидией владения.
 
 

 

Из книг по истории Санкт-Петербурга видно, что Александр Егорович был довольно известным домовладельцем. Его имя сохранилось на карте Петербурга.
 
 
         Вяземский сад. Фото 2016 г.
 
 
         Вяземский переулок. Фото 2016 г.
 
На Аптекарском острове есть Вяземский сад, площадью в 3.5 гектара, и Вяземский переулок. Названы они так по его имени, потому что, по крайней мере, с 1854 года, согласно адресным книгам столицы, у князя в этом районе была усадьба - Каменноостровский проспект, дом №60 и, с 1866 года, ещё дом №58, и, по меньшей мере, с 1862 года дом №5 по  Глухому переулку. Известна дата переименования Глухого переулка в Вяземский – 05.03.1871 (А.Владимирович, А.Ерофеев, «Легендарные улицы Петербурга»). Сохранившийся доныне княжеский дом №58 в 1869-71 годах был перестроен (В.Привалов, «Каменноостровский проспект»), а сейчас - законсервирован.
 
 
 
В книге «Сенная площадь. Вчера, сегодня, завтра» З.В.Юркова с обширным цитированием городских документов и бытописателей В.В.Крестовского и Н.И.Свешникова описывает «Вяземскую лавру» - петербургские трущобы.
В 1829 году А.Е.Вяземский покупает извилистый участок земли рядом с Сенной площадью - от домов №4 и №6 по нынешнему Московскому проспекту (ране Обуховскому, затем Забалканскому) и до Фонтанки, №95 – и строит доходные дома. Согласно «Списка домам С.-Петербурга по полицейским частям и участкам» от 1869 года этих жилых каменных домов было 14. Они, расположенные довольно хаотично, были соединены между собой, построены в классическом стиле, с фронтонами и колоннами, было много зелени. Баня, располагавшаяся в доме Вяземского по Обуховскому проспекту, описана в справочной книжке 1851 года А.Греча «Весь Петербург в кармане» как «отличавшаяся устройством».
Поначалу князь жил в доме №95 по Фонтанке. Но на Сенной находился самый дешёвый рынок столицы и постепенно доходные дома А.Е.Вяземского заселила голытьба, в них расположились ночлежки, всевозможные мастерские, харчевни… Правда, в последние годы существования «лавры», в доме №95 на Фонтанке находился «Детский приют трудолюбия в Вяземском доме» для детей Сенной площади.
 
 
Набережная Фонтанки, дом №95 до сноса
 
Дата смерти А.Е.Вяземского неизвестна, но если сравнить «Табель домов и улиц города С.-Петербурга» за 1883 и 1888 годы, то можно предположить, что умер он в этот период. В «Табели…» 1888 года хозяевами Фонтанки, №95 указаны уже «наследники Вяземского» и дом по Каменноостровскому проспекту № 58 к этому времени уже продан. В последующих справочниках домовладельцев уточняются эти наследники: княгиня Мария Александровна и князь Александр Александрович Вяземские. С 1893 года Мария Александровна указывается как жена потомственного дворянина Константина Николаевича Болотова. Согласно справочнику на 1895 первый дом имения А.Е.Вяземского по Каменноостровскому проспекту - дом №60 - принадлежит уже другим, а из справочника следующего года видно, что и последний дом А.Е.Вяземского на Аптекарском острове – дом №5 в Вяземском переулке – продан его наследниками. С 1898 «хозяйкой лавры» указывается одна М.А.Болотова, а князь Александр Александрович покупает дом №23 по Гороховой улице и владеет им в 1898-1905 годах.
 
 
 
 

Фото 2017 г.

Мария Александровна и Александр Александрович были членами Санкт-Петербургского благотворительного общества последователей гомеопатии, князь к тому же был попечителем детского приюта святого Мефодия, что находился на углу Рождественской и Слоновой.
По сведениям английских потомков М.А.Болотовой, Мария и Александр - дети князя Александра Егоровича и княгини Марии Петровны Вяземских.
В адресных книгах Петербурга 1906-09 годов А.А.Вяземский не упоминается ни как житель, ни как домовладелец. Его имя вновь появляется в адресных книгах 1910 и 1915-17 годов. В 1902 и 1910 годах адрес жительства князя Александра Александровича совпадал с адресом княгини Надежды Измайловны Вяземской.
К.Н.Болотов управлял «Вяземским домом», домом с двойным адресом: Забалканский проспект, №4 и №6, Фонтанка, №95. В 1896 году он - губернский секретарь, а в 1899 – коллежский. Последний раз в адресных книгах Петербурга он упоминается в 1903 году. В 1904-05 годах в совладельцах «лавры» вместе с Марией Александровной Болотовой указываются братья Сипягины. Последний раз М.А.Болотова, как домовладелица и жительница Петербурга, упоминается в адресной книге 1908 года. С 1909 года владелицей сквозного дома Забалканский, №4 и №6 / Фонтанка, №95 становится княгиня Мария Владимировна Вяземская - жена Л.Д.Вяземского. Начинается коренная перестройка этих домов. Последний - "Стеклянный" - флигель «лавры» был снесён весной 1913 года. Война помешала осуществлению грандиозного строительного проекта, но новые дома №4 и №6 по Забалканскому (Московскому) проспекту стоят и поныне.
 

 
Московский проспект, №4 и №6. Фото 2014 г.