Воскресенье, 22.09.2019, 07:27
Приветствую Вас Гость | RSS

Князья Вяземские на Липецкой земле

Андреев В., Кулаев С. ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ - Тамбов, 1927

стр. 18 - 23
 
Особый интерес представляет положение дел в Козловском уезде, сделавшемся театром крупных событий в скором времени после губернского с'езда.
Там, по словам делегата, были отменены постановления земельных комитетов. В июне были заключены договора на аренду пара на льготных условиях для крестьян. Эти условия были приняты помещиками под некоторым давлением крестьян — с'емка рабочих, повышенная расценка рабочих рук. Теперь-же, после циркуляра Пешехонова - министра Земледелия Временного правительства, указавшего, что земельные комитеты должны в своей работе руководствоваться только законом, — помещики не хотят признавать договоров, составленных под давлением населения. - «Все это может привести к аграрным беспорядкам» - говорит делегат Козловского уезда. По пониженной арендной плате (в губернии было установлено понижение аренды на 50%) помещики не дают вывозить копен с поля. Теперь начались самовольные увозы копен с поля и «другие действия захватного характера». Комитеты не имеют юридических прав, которые признавались бы помещиками, и потому в отношениях помещика и крестьян нет никакого регулятора. Они предоставлены самим себе во всех недоразумениях.
В Липецком уезде недоразумения между помещиками и крестьянами возникали на почве аренды и заработной платы. В имении Кожиных владелица отказалась сдать землю - крестьянам, а хотела обрабатывать сама. Комитет оставил Кожиной 350 десятин, а остальную землю сдал в аренду крестьянам. Землевладелец Перелыгин сдавал раньше свою землю в аренду крестьянам, а в нынешнем году отказал в этом крестьянам. Имение Перелыгииа было взято земельным комитетов в свои руки. У комитетов нет средств. На уездном совещании комитетов было постановлено отчислять на их работу 20% от арендной платы, но после циркуляра Пешехонова это обложение было приостановлено. Посылки войск комиссаром в имения Кожина и Серова делегат считает неправильными. Это только обострило отношение между помещиками и крестьянами. Никаких хищений и порубок леса в Липецком уезде не было, если не считать отдельных случаев потравы молодняка. Был один случай захвата покоса. Он улажен покупкой спорного сена на корню по 25 коп. за пуд.
В Лебедянском уезде беспорядков не было. Пары вспаханы. Озимый посев будет произведен своевременно. Крестьяне не истребляют лесов. Матюшинский лес охраняется и крестьянами и лесной стражей.
В Усманском уезде «крестьяне признают необходимость сохранить в целости культурные имения, передав их под наблюдение агрономов». Так сохранено имение князя Вяземского.
В Тамбовском уезде продажа помещиками инвентаря не разрешалась без комитетов. Земля сдавалась в аренду (крестьянам) тоже чрез комитеты, преимущественно малоземельным крестьянам. При несогласии в арендной плате дело, передавалось на разрешение земельных комитетов. Есть случаи захвата земель отрубщиков. «Аграрные беспорядки были, например дележ скота в имении Петрово-Соловово. Этот случай улажен земельным комитетом».
Во время уборки полей был случай приостановки работы из-за несогласий в заработной плате. Раздача земли в аренду, под посев ярового, производится равномерно. Имение кн. Лейхтенбергского взято в заведывание земельного комитета. Между заведующим имением Павловым и крестьянами из-за заработной платы были несогласия. Павлов отстранен от заведования.
В Борисоглебском уезде решено было передать волостным комитетам распределение всей земли, кроме обрабатываемой самими владельцами. Пустующие земли обрабатывались инвентарем помещиков без оплаты аренды. Остро стоял вопрос о заработной плате, но после установления ее уездным комитетом несогласия прекратились. Первое время со стороны владельцев жалоб на несправедливости крестьян не поступало, но потом началась посылка жалоб во все инстанции с сообщением о вымышленных беспорядках. После организации союза земельных собственников в Тамбовской губернии, возможно, будет привлечение земельных комитетов к ответственности за нарушение договоров. Рубка леса в имении Гагарина разрешена беднейшим крестьянам и погорельцам на их неотложные нужды.
Таково было действительное положение на местах.
Уже к августу месяцу крестьяне видели, что работа их земельных комитетов не твердая. Руководители их - соц.-рев. оказались не революционерами, не проявили необходимой твердости и настойчивости к помещикам. Земельные комитеты не располагали ни желанием, ни силой заставить помещика идти на уступки. Как и при царском режиме нечего ждать разрешения земельного вопроса сверху, а нужно действовать, пока не поздно - самим. Крестьянство видело, что Временное правительство не поддерживает их борьбы с помещиками, а наоборот, тормозит ее.
Разгоравшаяся борьба пролетариата против Временного правительства в Ленинграде, на фронте - тоже не могла не иметь своего влияния на судьбу тамбовской деревни. Борьба в деревне с помещиками начала повсюду, уже с августа месяца, обостряться. Терпение мужицкое начало понемногу лопаться, пока вековая ненависть к помещику не прорвала все преграды и не разлилась широкой волной погромов помещичьих экономий по всей губернии.
Тамбовские власти пытались поправить дело. Очень нерешительно они хотели вступить на революционный путь. В начале сентября они издали «Распоряжение № 3», по которому земельные комитеты должны были «взять в свое ведение» все помещичьи имения. Но… союз земельных собственников Тамбовской губернии так решительно одернул их, поставив на ноги все Временное правительство, тащившееся «на поводу у помещиков, что тамбовские власти были посажены на скамью подсудимых и должны были оправдываться перед помещиками1) в совершении беззакония - нарушении прав помещиков.
Тамбовцам пришлось, в конце сентября, выпустить особую инструкцию к «Распоряжению №3», которая раз'яснила, что «взять в свое ведение», это значит только лишь «взять на учет» помещичьи имения. Цена такому «революционному акту» была грош.
Уже в августе организованные формы земельной революции в тамбовской деревне начали переходить в ничем не сдерживаемую стихию. То в одном, то в другом месте губернии начались атаки крестьян на помещиков.
Приведем один-два примера. В Усманском уезде в имении Лоторево, кн. Вяземского, крестьяне просили у князя сдать им в аренду прилегавший к самому селению небольшой, в несколько десятин, луг под выпас. Князь на-отрез отказал крестьянам. Крестьяне начали гонять скот на луг самовольно. Князь приказал своим служащим разобрать мост к лугу. Дальше мы приведем полностью документ, который говорит за себя сам:
 — «Приговор крестьян Княже-Байгорской волости, четырех селений: Подворки, Коробовки, д. Дебри и д. Демшинки. Землевладелец Усманского уезда, Тамбовской губернии, Борис Леонидович Вяземский, 23 августа 1917 года приказал разрушить мост, которым пользовались крестьяне окрестных селений. Это своевластие, граничащее с самодурством, было искрой, брошенной в кучу пороха. Крестьянство, доведенное издевательством помещика Вяземского до крайней степени, единогласно постановило, в присутствии товарища комиссара Бржезовского, начальника патрулей прапорщ. Петрова, члена продовольственной управы Н.Милютина и инструктора тамб. губ. продовольственного комитета С.Попова, немедленно избрать из своей среды четыре человека (по одному от каждого селения) и три человека от патрулей и с этим отрядом отправить Вяземского в передовую линию окопов, в 21-ю дивизию и отдать его дивизионному комитету. Кроме того, крестьяне этим приговором подтверждают, что помещик Вяземский, по своему возрасту, давно должен был быть отправлен на позиции, но пользуясь связями остается здесь, в тылу, принося государству непоправимый вред своей черносотенной агитацией и вызывающе ведя себя по отношению к окрестным крестьянам. Выбранные от крестьян следующие лица: от д. Демшинки - Андрей Фетисов; от с. Коробовки - Федор Бурнов; от дер. Дебри - Иван Васильев Кулешов; от д. Подворки - Константин Чернышев и от патруля - Виктор Носович, Матвей Павлов и Петр Турдин. Настоящий приговор скрепили своими подписями: волостной комиссар (подпись неразборчива), начальник патруля, прапорщик (Петров). В присутствии моем состоялся этот приговор - товарищ уездного комиссара (подпись Бржезовского). Подворский вол. комиссар (подпись неразборчива). Печать Княже-Байгорского волостного правления, Усманского уезда»2).
Князь был доставлен на ближайшую от его имения станцию Грязи, к которой в это время подошел эшелон солдат. Солдаты убили Вяземского.
Имение Вяземского было «взято на учет» земельным комитетом, а через некоторое время было ликвидировано крестьянами.
В имении Похвистнева, Козловского уезда, военнопленный, окарауливавший подсолнух, стрелял в крестьян. За это крестьяне убили владельца и его арендатора. Имение была разгромлено. На следующий день движение крестьян захватило новые имения.
Высланная из Козлова пехота оказалась неспособной прекратить беспорядки. Из Тамбова отправлен был эскадрон конницы, но движение продолжало расширяться. Выслано было в уезд еще 3 эскадрона, но беспорядки продолжались.
Всего по Козловскому уезду разгромлено было, по сведениям губернского комиссара, 54 усадьбы в 14 волостях, из них до одной трети столыпинские помещики-крестьяне отрубники. «Движение носит ожесточенный характер. Выжигается все, что может гореть, что не поддается огню разламывается, разбивается»3). Волнения крестьян перекинулись и в другие части уезда - к станц. Богоявленск, к с. Старое Юрьево, на границу Липецкого и Лебедянского уездов.
В конце сентября движение крестьян началось и в трёх волостях Кирсановского уезда4).
А губернский земельный комитет, в котором сидели соц.-рев., испугавшись жалобы на них союза землевладельцев, 23 сентября 17 года, как бы в ответ начавшемуся движению крестьян, разослал уездным комитетам раз'яснение, что «никакого передела земли до Учредительного Собрания и возвращения с фронта солдат не может быть» и потому «губернский земельный комитет считает всякие земельные переделы незаконными и их не утверждает»5). Нужно сказать, что и в уездных и в волостных земельных комитетах сплошь были с.-р. Списки их сохранились в делах земельных комитетов6). Работой в земельных комитетах с.-р. совершенно подорвали свою репутацию среди крестьянства и подготовили благоприятную почву для голосования крестьян за большевистский список №7 при выборах в Учредительное Собрание и к переходу власти к советам. 
 
1) Арх, Тамб. Губ.  Ком-pa  Вр. Пр., В. 4, часть 2-ая.
2) Приговор имеется в делах Тамб.  «Истпарта».
3) Арх. Тамб. Губ. Ком-pa  Вр. Пр., В. 2, д. № 10.
4) Там-же, В. 4, д. № 19.
5) Арх. Тамб. Губ. Зем. К-та, В. 17, дело 428.
6) В одном из списков имеется 223 с.-р., Арх. Тамб. Губ. Зем. К-та,
    В. 21, дело 525.