Среда, 28.10.2020, 22:28
Приветствую Вас Гость | RSS

Князья Вяземские на Липецкой земле

"Усманская газета" об убийстве А.И.Шингарёва

 

№ 119 от 22.11.1917

По уезду

Расхищены и сожжены имения и хутора: Гаршина, Охотникова, Якубович

С. Подгорное, Поддубровской вол. Имение А.Н.Гаршина.
Имение расхищено. Весь скот уведён. Дом сожжён. В хищениях участвовали кр-не с. с. Подгорное и Савицкое. Сведения сообщены по телефону управляющим имения Е.Ф.Елисеевым.
13 ноября Яковлевскими крестьянами расхищено и сожжено имение Охотникова. 14 ноября эти крестьяне, придя в Грачёвку начали подстрекать грачёвских кр-н к тому, чтобы разграбить имение Якубович. Грачёвских кр-н не пришлось долго уговаривать, – и 15 ноября в 7 часов вечера имение Якубович заполыхало. Перед пожаром кр-не свезли хлеб из имения и всё имущество, не исключая даже мебели и дорогих музыкальных инструментов. Кроме хлеба, который находился в амбарах, было ещё много хлеба на чердаках, о котором кр-не не знали и который, поэтому, сгорел.
Покончив с имением Якубович, грачёвцы отправились в имение А.И.Шингарёва и тоже его разграбили и сожгли.
От Шингарёва кр-не отправились на хутор Деева. Здесь была произведена та же операция.
На уговоры члена сов. солд. и Раб. деп. Андреева не жечь народное достояние – кр-не дали своё согласие. Но как только Андреев ушёл – имение было подожжено.

 

№ 5 от 14.01.1918

Декрет о роспуске Учредительного собрания.

Опубликован декрет о роспуске Учредительного собрания.

Самосуд над Шингарёвым и Кокошкиным.

7 января матросами и красногвардейцами учинён самосуд над перевезёнными их крепости в Мариинскую больницу Шингарёвым и Кокошкиным. Кокошкин убит наповал. Шингарёв скончался через полтора часа.

Подробности убийства Шингарёва и Кокошкина.

В час ночи 7 января в Мариинскую больницу, где лежали перевезённые накануне вследствие болезни министры Шигарёв и Кокошкин, ворвалась банда матросов. В больнице было темно, но одновременно с появлением матросов электричество везде зажглось. Министры были приколоты штыками на койках, на глазах многих больных, разбуженных появлением матросов.
 
Распоряжения правительства
 

 

 

№ 7 от 19.01.1918

Раскрытие убийства Шингарёва и Кокошкина

Петроград, 11 января. По распоряжению председателя совета народных комиссаров Ленина расследование обстоятельств дела убийства Шингарёва и Кокошкина началось через полчаса после получения первого телефонного сведения об этом убийстве. Комиссия, организованная по предложению народного комиссара юстиции Штейнберга и Дыбенко, состоящая из Штейнберга и Бонч-Бруевича после окончания всех телеграфных распоряжений о розыске убийц в половине второго 8 января выехала в Мариинскую больницу. В больнице к ней присоединились члены чрезвычайной следственной комиссии морского комиссариата и представитель военного ведомства. Открыв заседание, комиссия постановила немедленно приступить к осмотру вещественных доказательств преступления, отправившись в полном составе в комнату, которую занимал Кокошкин. Комиссия нашла все вещи, висевшие на вешалке и стоящие на столах, по-видимому, не тронутыми убийцами, кровать стояла на том же месте, которое было, очевидно, то же окровавлено, подушки прострелены. Сколько было сделано выстрелов, по первому беглому осмотру подушек и одеяла, комиссия в точности не установила. Верхний матрац также прострелен, выхода пули из нижнего матраца нет. Комиссия из этой комнаты отправилась в комнату Шингарёва, подушки, матрацы с верхней простынёй залиты кровью, пол в кровавых пятнах. Можно предположить, сто была некоторая борьба. Подушки прострелены пулями, заведующая отделением предъявила пулю, которую нашла в матраце. Кончик пули разворочен, можно предполагать, что при выстреле она ударилась во что-то твёрдое. Вещи на столе стояли, по-видимому, в том же порядке, как до убийства. Ни в той, ни в другой комнате при первом осмотре не было следов грабежа.
По делу об убийстве Шингарёва и Кокошкина арестован солдат Басов, который находился в составе караула, сопровождавшего бывших министров при перевозе из Петропавловской крепости в Мариинскую больницу. Басов, выдав себя за разводящего караула, провёл в Мариинскую больницу матросов, совершивших убийство. Арестован начальник бомбометательного отряда Куликов, прикомандированный к первому городскому району. Куликов непосредственного участия в убийстве не принимал, но находился в тесной связи с убийцами. Куликов арестован по постановлению, единогласно вынесенному комиссарами комиссии по борьбе с контрреволюцией, являющимися ответственными партийными работниками районных комитетов большевиков и левых эсеров. Имена убийц бывших министров известны чрезвычайной следственной комиссии. По делу Шингарёва и Кокошкина арестованы ещё три человека, прикосновенность которых к убийству будет выяснена в ближайшие дни.

 

№ 25 от 29.03.1918

Из впечатлений последнего Земского Собрания

Характер собрания деловой. Прений мало. И только наиболее интересные вопросы оживлялись прениями. Когда вопрос зашёл об образовании и учителях, ревизионная комиссия земства высказала порицание существующему у нас учительскому союзу, который себя ничем не проявил.
Гласный из Городка сказал, что учителя и учительницы и вообще интеллигенция саботирует и не признаёт ни октябрьской революции, ни правительства. Гласный Моисеев, известный в Усмани, когда-то славившийся своими яркими революционными речами, теперь выступил в новой роли «соглашателя» и начал говорить, что вопрос поставлен неправильно, раз людей нет, то нужно заставить работать и привлечь в комиссию тех, кто есть, и все эти слова о саботаже и т.д. бессмыслица.
Священник Сосновский счёл долгом «обидеться» за такое мнение земства об учительском союзе и сказал, что эти слова оскорбительны для союза, и он их ничем не заслужил. А слова гласного Моисеева он приветствует.
Исполатов, отвечая священнику Сосновскому и Моисееву, сказал, что защита учительского союза представителем такого консервативного класса, как духовенство, плохая защита для союза. А что касается того, что раз нет других людей – то надо в школьный комитет выбрать тех, которые имеются, то это тоже абсурд – нельзя допустить к такому важному делу, как воспитание народа – кадетствующее учительство, тем более нельзя из низ выбирать руководителей, т.е. комитет.
Интересно то, что когда-то Моисеев, когда ещё был председателем Совета С. Р. К. д., много потратил сил и энергии на словестную борьбу с тем самым союзом учителей, в защиту которого он теперь выступил. Тогда он навлёк на себя ненависть со стороны чиновного реакционного учительства и местной буржуазии, которая считала его за большевика. А теперь эти реакционные круги приняли бы товарища Моисеева как своего с распростёртыми объятиями. А какой он стал паинька, учителей больше не ругает – а зовёт к соглашению о Советах и ни разу не упомянул! Священник Сосновский не мог сдержать своего восторга и пастырского умиления по случаю того, что заблудшийся Моисеев вернулся на путь истинный и сказал: «Я вполне приветствую гласного Моисеева».
Как не лестна похвала и защита учительского союза представителем духовенства, так не лестна похвала «большевика» Моисеева отцом Сосновским.
Интересно отметить ещё одно выступление Моисеева.
В конце собрания Моисеев взял слово, в котором напомнил собранию о зверском убийстве Шингарёва – окружил образ этого кадетского вождя ореолом мученика и борца за справедливость и народное дело, хвалил его как бывшего гласного Усманского Земства, и предложил собрать денег его оставшейся без средств семье. Предложение было принято. Но по поводу произнесения хвалебных од Шингарёву собрание высказалось неодобрительно. «Какому-то помещику, врагу народа собирают деньги».
Никто не оправдывает убийства Шингарёва, но воспевать своих политических врагов – не дело социалиста, это очень большая оплошность и отсутствие такта. Народ очень чуток и он смотрит на вещи проще: раз враг, следовательно, что же его особенно жалеть и восхвалять. Если б он был на самом деле хорош, то был бы с народом. Характерно и то, что «господа кадеты», которые везде и всюду кричали и кричат о своём патриотизме и своей «идейности» не очень-то раскошелились, чтобы помочь семье своего партийного товарища. Все их громкие фразы, в сущности, направлены к тому, чтобы прикрывать классовый эгоизм и алчность. Это партия толстосумов, партия помещиков, кулаков и всех, кто радеет о своём брюхе и кошельке, а не о пользе «ближнего своего».
 
Н. Андреев