Вторник, 24.04.2018, 17:16
Приветствую Вас Гость | RSS

Князья Вяземские на Липецкой земле

ВЯЗЕМСКИЕ: ЧЕРЕЗ ВЕКА И СТРАНЫ

«Липецкая газета», 21.02.2002

 

СУДЬБА РОДА

 

 

Дмитрий БУДЮКИН

 

 

С  давних пор российские усадьбы, родовые гнезда дворянских фамилий, были родным домом для многих поколений, составлявших культурную элиту нашей Родины. Одна из самых известных усадеб в нашей области, Лотарево, была расположена близ нынешнего села Коробовка Грязинского района. С конца XVIII века она принадлежала представителям древнего рода потомков Рюрика князьям Вяземским.

 

Фамилия эта широко известна в России и считалась одной из богатейших, но это относится в основном к немногочисленной старшей ветви, к которой принадлежали самые известные Вяземские: поэт Петр Андреевич и генерал-прокурор Александр Алексеевич. Средняя ветвь обеднела настолько, что в XVII веке ее представители служили попами и дьячками в селах. Многочисленная и небогатая младшая ветвь стала приобретать известность и влияние только с XIX века. Лотарево принадлежало одной из линий младшей ветви Вяземских, и его владельцы верно служили России.

Самым известным из лотаревских Вяземских был князь Леонид Дмитриевич (1848-1909). Оставшись сиротой в раннем детстве, он был воспитан в имении своих родственников Вельяминовых. По окончании пушкинского лицея поступил на службу в лейб-гусарский полк. Это было начало блестящей карьеры. Благодаря незаурядным способностям и усердной службе в - 1877 году он был уже полковником и флигель-адъютантом. Храбро сражаясь за свободу славян во время русско-турецкой войны в 1877-1878 годы, князь был тяжело ранен. После этого ему пришлось временно оставить военную службу. Леонид Вяземский поселился в Лотарево, занимался хозяйственными делами, избирался на должность усманского предводителя дворянства. В эти годы он женился на графине Марии Владимировне Левашовой, оказавшись тем самым в родстве с влиятельным и богатым семейством графов Паниных. В 1887 году Вяземский вернулся на службу в чине генерал-майора и вскоре был назначен астраханским губернатором, а в 1890 — начальником Главного управления Департамента уделов и членом Госсовета. Так провинциальный помещик Л.Д.Вяземский вошел в круг высшей столичной аристократии.

В 1901 году Вяземский заступился за устроивших демонстрацию протеста студентов, был за это уволен в отставку и выслан в имение. Газета большевиков «Искра» с похвалой отозвалась о его поступке. Леонид Вяземский умер в 1909 году в Лозанне, где находился на лечении. Он похоронен в фамильном склепе под построенной им церковью в селе Коробовка. В 30-е годы  «благодарные» потомки выбросили останки князя из склепа. Храм, замечательный архитектурный памятник, был осквернен, полуразрушен и превращен в склад.

У Леонида Дмитриевича было четверо детей: Борис, Дмитрий, Лидия и Владимир. Большая и дружная семья Вяземских вошла в число самых знатных и известных российских фамилий. Сыновья служили в конногвардейском и лейб-гусарском полках, самых аристократических среди блестящей гвардейской кавалерии. Незадолго до революции все четверо младших Вяземских обзавелись семьями, породнившись со знатными родами России. Лидия вышла замуж за князя Иллариона Васильчикова, Борис женился на графине Елизавете Шереметевой, наследнице старшей ветви Вяземских, правнучке князя Петра Андреевича, Владимир — на ее двоюродной сестре графине Софье Воронцовой-Дашковой, а Дмитрий — на графине Александре Шуваловой. Борис был секретарем Столыпина, затем вышел в отставку, переехал в унаследованное им от отца родовое имение и был избран усманским предводителем дворянства.

Молодые князья были красивы, богаты и образованны. Много лет спустя, уже в эмиграции, бывший российский дипломат барон фон Икскуль сказал дочери Иллариона Васильчикова Марии, что ее отец был одним из самых одаренных молодых людей в России и со временем непременно стал бы премьер-министром.

Но великая буря уже надвигалась на Россию, и первый раскат грома прогремел в 1905 году. По всей стране взбунтовавшиеся крестьяне громили дворянские усадьбы, требуя перераспределения земли в их пользу. Революция затронула и Усманский уезд, где была сожжена знаменитая усадьба Новочеркутино, ранее принадлежавшая князьям Н.Б. и Ю.Н.Голицыным. В подавлении бунтов по долгу службы пришлось участвовать двадцатилетнему князю Дмитрию Вяземскому.

В 1914 году наша страна была втянута в пожар мировой войны. Борис как предводитель дворянства стал одновременно уполномоченным по призыву в армию. Дмитрий, которому воевать не позволяло здоровье, на собственные средства организовал и возглавил передовой санитарный отряд, спасший множество солдатских жизней, а гвардейский офицер Владимир отправился на фронт и храбро сражался за Родину,

И вот наступил 1917 год. 2 марта в Петрограде от шальной пули погиб князь Дмитрий, и в мае гроб с его телом был доставлен в усадьбу для погребения в семейном склепе. Крестьяне Коробовки даже после смерти отказывались простить ему участие в подавлении бунтов  1905 года, протестуя против его похорон в их селе. Несмотря на это, Борис настоял, чтобы его брат был похоронен рядом с отцом.

Крестьяне требовали помещичьи земли. В начале революции у них еще сохранялось уважение к старым закону и обычаям. Борис Вяземский тогда был даже избран в крестьянский комитет. В него входили зажиточные крестьяне. Но через несколько месяцев все дела оказались в руках бедняков. С фронта во множестве прибывали вооруженные солдаты, воевать никто не хотел, а князь Борис как уполномоченный по призыву вызывал уже всеобщую ненависть. Обстановка накалилась настолько, что родственники убеждали Бориса бросить Лотарево на разграбление и уехать в Крым в имение Воронцовых-Дашковых. Но он отвечал, что как единственный представитель законной власти не может оставить свой пост.

23 августа толпа крестьян во главе с местными большевиками двинулась к усадебному дому. Князь и его жена были схвачены и заперты в домике учителя. Что делать дальше, крестьяне не знали. Ни у кого из них не поднималась рука убить барина, столько сделавшего для их села. Тогда было решено отправить Вяземского на фронт. Князя препроводили на станцию Грязи. Начальник станции попытался взять его под защиту, но, к несчастью, в это время в Грязях остановился эшелон с солдатами. Деревенская активистка, увидев эшелон, натравила солдат на князя. Толпа, сметая все на своем пути, бросилась в здание вокзала. Князь Борис Вяземский был зверски избит, заколот штыками и выброшен с балкона второго этажа. Дворецкий Иван Фёдорович Лащев остался верен своему барину до конца. Он был не в силах спасти его, но сумел привезти и похоронить в семейном склепе тело князя и, главное, организовать побег из усадьбы княгини Елизаветы. Она уехала в Москву, а оттуда вырвалась к родственникам в Крым. Дом Вяземских был сожжен в конце октября.

Немногие из родственников Вяземских остались на отвергнувшей их Родине, и тяжек был их крест. Князя А.А.Голицына, мать которого была урожденная княжна Вяземская, в 1937 году расстреляли в Липецке. Граф Павел Сергеевич Шереметев, правнук Петра Андреевича Вяземского и последний владелец его имения Остафьево, был историком и художником, далеким от политики. Его дом был превращен в музей, а сам он назначен его хранителем. Бедствуя и голодая вместе с семьей, он хранил собранные им и его предками культурные богатства, пока музей не закрыли, а его фонды не были разграблены и утеряны. Его сын Василий, последний из графов Шереметевых в России, был талантливым художником. Он участвовал в Великой Отечественной войне, создал четыреста картин и рисунков, но прожил свою жизнь в бедности и безвестности.

Большинство потомков Вяземских разбросало по всей Европе. Владимир Вяземский, последний сын Леонида Дмитриевича, поселился с семьей во Франции. Илларион Васильчиков с женой и сыном Георгием до начала второй мировой войны жил в Каунасе, недалеко от своего любимого имения Юрбург. Когда в Литву вошли советские войска, юрбургские крестьяне помогли своему барину перейти границу и бежать в Германию, где уже жили его дочери Татьяна и Мария. Так семья Васильчиковых в самом начале великой войны оказалась в Германии, где им было суждено оставаться до разгрома фашистского режима. Знаменитый «Берлинский дневник», который княжна Мария Васильчикова вела в течение всей войны, стал одним из лучших источников о жизни в фашистской Германии, обязательным к изучению для студентов-историков во многих странах. Из ее дневника мы видим, как гибла великая немецкая культура под гнетом фашизма и бомбами союзников, как под бременем войны рушился уклад аристократической Европы. В 1946 году Мария вышла замуж за американского офицера Питера Харндена, впоследствии известного архитектора, и уехала с ним в США. Ее сестра Татьяна в 1941 году стала женой князя Пауля Меттерниха, потомка зна­менитого австрийского канцлера.

Их брат князь Георгий Илларионович Васильчиков играет важную роль в спасении нашего культурного наследия. Он входит в состав редколлегии журнала «Наше наследие», его усилиями был переведен на русский язык и издан в России «Берлинский дневник» его сестры. Летом 1994 года он со своей племянницей Сандрой Харнден и внучкой Владимира Леонидовича Вяземского Анной посетил Грязи и Коробовку.

Анна Вяземски, правнучка князя Леонида Дмитриевича, стала французской писательницей и актрисой. Ее мать была внучкой великого французского писателя, нобелевского лауреата Франсуа Мориака. Княжна Анна автор шести романов. Поездка в Россию вместе с Васильчиковым произвела на нее такое впечатление, что она написала книгу, в которой рассказала о лотаревской трагедии 1917 года и своем паломничестве по местам, которые были для ее деда родными. Недавно этот роман, который называется «Горстка людей», издан в Москве. В конце книги на вопрос, хочет ли она вернуться на родину предков, Анна (в романе - Мари) отвечает - «нет»...